01:31 

Meditation 21: [Стокгольмский синдром]

Lil Mayer
Истина где-то рядом...
страшная сказка с претензиями на реалистичность

Он поймал её в одной из своих старых тусовок неформалов, где у него до сих пор оставались кое-какие знакомые, готовые помочь. Вообще, найти в крупном городе вампира-одиночку, за которым не стоит какой-нибудь клан или магический орден, крайне сложно, но тут ему повезло: эта девица сильно наследила за последние несколько лет и всё равно не чуралась больших компаний. Как только она появилась на очередной сходке, ему позвонил нужный человек - и дело в шляпе.
Вампирша оказалась маленькой, тощей и лохматой рыжей девчонкой, больше похожей на цивила, случайно попавшего в компанию ролевиков. Вдвоём с другом они оглушили её и отвезли к нему на квартиру, после чего друг получил некоторую сумму в обмен на обещание помалкивать и оставил охотника наедине с жертвой. Впрочем, кто ещё из них был охотником...
***
Она очнулась, будучи запертой в комнате типичной холостяцкой квартиры - минимум мебели, страшный беспорядок, горы хлама по углам и оставленные повсюду пустые и полупустые бутылки с дешёвым пойлом. Да и хозяин квартиры хорош - 28 лет, а живёт как подросток, дорвавшийся до свободы, да и выглядит соответственно: разрядился в чёрную кожу да металл, будто это может сделать его круче, а с лица не сходит детское выражение: "Вот уйду без шапки в ночь холодную, чтоб вам всем стало плохо!"
Она теперь, оказывается, в плену - с ума сойти, как весело. Этот чудак, едва бедная девушка очнулась, припёр её к стенке и давай канючить: "Сделай меня вампиром, ты можешь, я знаю!" Она пыталась объяснить ему, что она обращением не занимается да и вообще не вампир - бесполезно. Он кричал, что всё про неё знает, перечислял каких-то общих знакомых, то угрожал, то умолял...
Но она и вправду не была вампиром. Просто внутри неё жил хищник.
Мутация вследствие неудачного магического эксперимента - редкое дело, но печально известное в определённых кругах. Часть её личности и энергетической оболочки навсегда осталась искажена, и иногда это выливалось в очень неприятные последствия. Когда бесконтрольная ярость и жажда крови затмевали разум, она запросто могла вцепиться в горло любого, кому не повезло оказаться рядом. Собственно, несколько раз так и случилось - окровавленные, изуродованные трупы жертв до сих пор иногда являлись ей в кошмарах. А те, кому удалось выжить, необратимо менялись: вместе с её собственной кровью, пролитой в драке, в их тела проникало и её безумие. Отсюда и пошли слухи о её "вампиризме". За пять лет она научилась жёстко сдерживать зверя внутри себя и контролировать эмоции, которые могли спустить его с цепи, однако всегда ощущала, что ходит по самой грани. И никому и никогда она не желала намеренно подарить собственную участь, как это делали те же вампиры. Безумие, боль, постоянное чувство вины, кошмары во сне и наяву, страх и презрение со стороны знакомых - уж явно не такого желал этот великовозрастный мальчишка, размечтавшийся о роли бессмертного аристократичного кровососа.
Но разве он слушал кого-то, кроме себя? Решив, что время и голод сделают пленницу сговорчивей, он продержал её в запертой комнате без еды три дня - правда, каждый день исправно выводя в туалет и ванную, где она жадно хлебала холодную воду из-под крана, пока он стоял на страже за дверью. Днём он уходил на работу, а вернувшись, до поздней ночи с ослиным упорством требовал, чтобы она выпила его крови и провела ритуал обращения. И где только он все вампирские тонкости узнал, дотошный упрямец? В первый день она ещё пыталась его вразумить, но все доводы были бесполезны, поэтому в дальнейшем она просто лежала, отвернувшись к стенке, на драном матрасе, который служил ей тут постелью, и раз в полчаса снисходила до краткого ответа на увещевания: "Нет, я сказала".
К концу третьего вечера, отчаявшись добиться чего-то словами, он попытался разозлить её и спровоцировать на укус - сначала оскорблениями, которые пролетели мимо её ушей, а затем и оплеухой. Он не учёл, что она не зря крутилась среди ролевиков и фехтовальщиков, поэтому был весьма озадачен, когда схлопотал пустой бутылкой по голове и, оглушённый, был вытолкан из комнаты. А она сгребла осколки в самый захламлённый угол и снова свернулась калачиком на матрасе. Может быть, пока хозяин квартиры дезориентирован, можно было и попытаться сбежать, но, в отличие от бессмертных вампиров, с которыми её упорно путали, она была очень даже смертна да и вообще отличалась крайне хрупким здоровьем, поэтому трое суток голодовки практически лишили её сил - весь порыв ушёл на удар бутылкой. Кроме того, её уже начинало подтачивать любопытство: в чём же причина такого упорного стремления стать вампиром? На экзальтированного подростка этот тип похож, но не настолько же! И, судя по его рассуждениям, неплохо осведомлён о сложностях упырского существования, так что романтический образ тут ни при чём. На прямой вопрос, зачем ему это, он отвечал невразумительно или не отвечал вообще. Загадка, одним словом - а она очень не любила чего-то не понимать.
В размышлениях прошла и третья ночь, а к рассвету её начала мучить совесть за то, что она дала ему такой жестокий отпор. Глупо, да, она и сама это понимала, но мало что могла с собой поделать. От голода и постоянного эмоционального напряжения сознание словно плавало в тумане, и рыжая уже забеспокоилась, не поедет ли у неё крыша окончательно. Всё происходящее уже настолько ей надоело, что в голову лезли самые глупые варианты избавления: выломать раму и выбраться через окно (с пятнадцатого этажа, ага), спрятаться под матрасом в куче хлама - вдруг не заметит и решит, что она сбежала, а она потом выберется потихоньку... или же в конце концов дать ему, чего он просит, но снять с себя всякую ответственность за исполнение его глупого желания. Последний вариант при ближайшем рассмотрении показался не таким уж и безумным. Искать для себя оправдания - пакостное занятие, но бывают ситуации, когда без этого не обойтись. В результате к полудню она всерьёз принялась за медитацию и стала постепенно освобождать подавляемое все эти дни раздражение, чтобы быть наготове.
Когда он вошёл, по привычке бросив вполне дружелюбное "Привет!", то застал её сидящей в позе лотоса и смотрящей прямо на него тяжёлым взглядом исподлобья. Тощий скелет, медно-рыжая шевелюра спуталась извилистыми прядями, глаза потемнели и впали, лицо приобрело болезненную бледность, отливающую синевой... На какой-то миг в нём шевельнулась жалость, однако ничего не поделаешь - цель есть цель...
Она не дала ему заговорить и спросила сама:
- Чего ты хочешь?
Теперь, когда возможность исполнения просьбы вдруг приблизилась на несколько шагов, ему неожиданно стало страшно. Но решение уже давно принято, отступать некуда.
- Я хочу, чтобы ты выпила мою кровь и обратила меня в себе подобного, в вампира.
От её безжизненного голоса наверняка завяли бы все комнатные цветы, если бы они тут водились:
- Я снова повторяю тебе, что не являюсь вампиром и мои способности не имеют с ними ничего общего. Ты всё равно настаиваешь, даже после такого предупреждения?
"Вот оно! Неужели я сломал её волю? Или она думает, что опять отделается от меня этой отговоркой?"
- Да, настаиваю.
Молниеносное движение - и она стоит почти вплотную к нему. Он машинально придержал её за локти, когда она пошатнулась от накатившей слабости, но тут же вздрогнул и опустил руки. Рыжая деловито и бесцеремонно подняла его голову и оттянула воротник рубашки, оглядела и пощупала его шею с обоих сторон, заставила его подойти поближе к окну, из которого лился тусклый серый свет, и потянулась к артерии...
Сердце забилось чаще, когда она позволила лёгкому безумию проникнуть в своё сознание. Этот дурак сам подписал себе приговор, она просто выполняет его просьбу... впрочем, всё уже становится неважным, остаётся лишь два существа во вселенной: хищник и жертва. Он закрыл глаза, но только бы не закрыть глаза самой...
Она не сразу поняла, что случилось: мимолётное помутнение разума, видения в темноте перед глазами, обрывки воспоминаний и чувств - чужих чувств! Молодая красавица-жена... Лена?.. Смешной улыбающийся карапуз - двухлетний сынишка Антон... предательство или измена? чувство вины, слёзы жены... чужое разочарование, захлопнувшаяся дверь... ощущение невозможности вернуться, разъедающее изнутри одиночество...
Между охотником и жертвой устанавливается особая связь. Видимо, эта связь стала настолько сильна, что на мгновение их сознания соприкоснулись, и самые яркие чувства и воспоминания стали видимы ей. Всё это она отметила мимоходом, кладя ладонь ему на шею и приподнимаясь на цыпочки, чтобы удобнее было кусать. Но всё-таки не удержалась и прежде негромко сказала в сторону:
- Между прочим, их ещё вполне можно вернуть.
Он напрягся и отстранился, отступил на шаг, глядя на неё в потрясении. Рука соскользнула с шеи, но рыжая приблизилась снова.
- Так это из-за них ты решил бросить человеческую жизнь и уйти в вампиры?
- Это тебя не касается! - сколько боли, сколько ненависти в голосе! Она и не думала, что сможет так задеть его за живое. Впрочем, она просто сказала правду: ссора с женой, пусть и крупная - не повод для вселенской скорби. Всё поправимо, пока люди живы. Но этот мальчишка решил похоронить себя заживо, лишь бы не решать свои семейные проблемы. Что ж, решил - так решил, продолжаем дело...
Однако продолжить он ей не дал: адресовав ей полный гнева взгляд - ещё бы, в душу влезла, ути-пути, какие мы ранимые! - он буквально вылетел из комнаты и захлопнул дверь. Вот и всё.
Она осталась стоять посреди комнаты, тяжело дыша. Раздражение и разочарование бурлили в ней огненной лавой, ища выхода на поверхность. Тряпка! Трус! Кретин! Он выследил её, четверо суток морил голодом, компостировал мозги днями напролёт, наверняка боролся внутри себя со всякими своими ахами-страхами, и всё для чего?! Чтобы в решающий момент, случайно вспомнив, из-за чего всё началось, позорно сбежать?! В самую последнюю секунду, когда даже ОНА согласилась сделать всё, чего он от неё хочет, когда она уже соизволила снять со своей психики так бережно и долго выстраиваемый блок, когда она уже почти коснулась зубами его кожи?! Она-то думала, что сейчас покусает его и выйдет на свободу, а что теперь? Дальше сидеть в этой помойке?!
В закрытую дверь полетела подвернувшаяся под руку бутылка, сопровождаемая потоком грязных ругательств. Следом за ней отправилась вторая, а третья внезапно оказалась наполовину заполнена какой-то дешёвой водкой. Рыжая выдохнула сквозь зубы и поставила бутылку на подоконник. Самоконтроль постепенно возвращался к ней, но нестерпимое желание проучить нахала жгло её изнутри.
Несколько часов она провела в метаниях между человеческой и звериной сущностью. Проблема была в том, что даже человек в ней сейчас желал расквитаться с похитителем за все издевательства последних дней и ткнуть его носом в реальность, в которой нет места глупым идеям, годным лишь для дешёвых мистических мелодрам. Вампиром он захотел стать, видите ли! Попивать кровушку из бокала и скорбеть о несправедливости человеческой судьбы! Что же, пусть получит, что хочет, пусть напьётся сполна из этой бездонной чаши безумия, пусть насмотрится на кровь до тошноты! А чтобы совесть не позволила отступить, у неё есть отличное средство... Рыжая решительно откупорила найденную бутылку с водкой и сделала несколько больших глотков. От остроты ощущений глаза на лоб полезли практически в буквальном смысле. Крепкий алкоголь на голодный желудок должен напрочь снести все внутренние рамки. А если повезёт, она потом даже ничего не будет помнить...
Ну разумеется, выбегая из комнаты, этот идиот не запер дверь. Ох уж эти эмоции, на какие глупости они толкают людей... Рыжая, придерживаясь за стену, прошла короткий тёмный коридор и распахнула дверь во вторую комнату, где жил хозяин квартиры. Тусклый свет фонарей за окном выхватывал из темноты массивный шкаф в углу и широкую двуспальную кровать у правой стены. На кровати лежали двое - сам парень и какая-то невзрачная девица. Значит, пригласил подружку, решил отвлечься от тоскливых воспоминаний и дневных переживаний! Не получится, милый, не получится...
Алкоголь почему-то плохо действовал, сознание оставалось возмутительно ясным, но разнузданная решительность давно заполонила её от пяток до макушки и без этой отравы. Она шагнула в квадрат света, и губы сами растянулись в кривой жестокой ухмылке. Девушка на кровати внезапно проснулась, заметила её и попыталась приподняться - рыжая оперлась одним коленом на кровать и грубо толкнула её обратно - откуда только силы взялись? Тут уж проснулся и зачинщик всего происходящего - отлично, этого она и добивалась. Всё, что он может - это, парализованный ужасом, наблюдать, как она бесцеремонно перехватывает руки его подружки и прижимает её к кровати, чтобы та даже не рыпалась. Смотри-смотри, вот чем ты хотел стать, наслаждайся!
Она не отказывает себе в удовольствии добавить неестественности в свою вакханалию и припечатывает девушку к подушке грубым яростным поцелуем. Та ей даже, кажется, отвечает - чёрт, люди, проклятые извращенцы, рабы своих грязных инстинктов! Она внезапно чувствует на языке гнилой затхлый привкус, словно эта девица не чистила зубы пару лет. Что за дрянь! Оторвавшись от губ девушки и сплюнув в сторону, она переключилась на шею, где под кожей быстро пульсировали вены. Жертва уже не пыталась высвободиться, и рыжая замерла на миг в нерешительности перед тем, как стиснуть зубы, рвануть клок кожи, вцепиться поудобнее, стиснуть зубы ещё сильнее... тёплые струи потекли в горло, брызнули в стороны, покрывая постель тёмными пятнами. Она присосалась к ране, быстро сглотнула скопившуюся во рту кровь, затем снова и снова... на третьем глотке её передёрнуло от отвращения: кровь этой девушки имела тот же самый затхлый и мерзкий вкус. Оторвавшись от раны, рыжая бестия приподнялась над жертвой, борясь с внезапно нахлынувшим приступом тошноты. Что творится, почему даже кровь у этой девчонки гнилая? А этот трясётся рядом от страха, таращится выпученными глазами, и даже жалко его, и стыдно как-то становится, словно честного человека обманываешь... Девица, даром что у неё кровь хлещет, тоже таращится и хихикает как-то мерзко и подленько, словно поняла, что доедать её невыносимо. Или она что-то знала заранее? Дрянь!
Рыжая всё-таки не сдержалась, и её вывернуло кровью прямо на лежащую под ней девушку. Всё новые приступы тошноты скручивали нутро в болезненный жгут, а девица всё хихикала, пока вдруг не замолчала и не застыла неподвижно. Рыжая с трудом отдавала себе отчёт в происходящем - что случилось, почему она вырубилась? Она не помнила, чтобы била или душила её - значит, это спонтанно сработал гипноз, подавление сознания... Краем глаза она заметила, что парень тоже рухнул обратно на подушку. А потом случилось то, что давно должно было случиться - боль, усталость, слабость и голод взяли своё. Ярость исчезла, эмоции сошли на нет, и милосердная темнота обморока накрыла её с головой.
***
На рассвете она очнулась в чужой квартире, лёжа поперёк двух тел на постели, залитой кровью и блевотиной. Голова кружилась от голода и душного смрада. Кое-как поднявшись, она дошла до кухни, держась за стены, и там долго отмывала руки и одежду от чужой засохшей крови, умывалась и пила прохладную воду прямо из-под крана. Полегчало.
Вернувшись в комнату, она осмотрела лежащих на кровати людей: парень всё ещё был в отключке после гипнотического удара, который зацепил и его, а девушка, на удивление, даже осталась жива. Рана на шее при дневном свете оказалась совсем небольшой и поверхностной. Вздохнув, рыжая подняла девушку на руки и, тяжело ступая, потащила её в ванную. Она слышала, как за спиной просыпается и встаёт хозяин квартиры, но не обернулась.
Положив и так почти раздетую девушку в ванну, она включила душ и стала бережно обмывать неподвижное тело. Равномерный шум воды - такой привычный, бытовой, обыденный - вывел её из ступора, в котором она пребывала после пробуждения. Что же теперь будет? Она была уверена, что после этой ночи её похититель окончательно отбросил идею заражаться от неё "вампиризмом". Теперь они квиты: она задела его больное место, а он вывел её из себя, заставил потерять контроль. Хорошо, что обошлось без трупов, но последствий всё равно не избежать. Что делать теперь с этой жертвой, случайно подвернувшейся под руку? Ритуал обращения так и не состоялся, но между ей и ним всё равно осталась странная связь - хищник и жертва, похититель и пленница, свидетели одного безумия, виновники одного преступления. Что делать ей теперь, когда она сознательно выпустила на свободу зверя, сдерживаемого столько лет? Сможет ли кто-то удержать её сейчас, когда она снова подошла так близко к краю?..
Дверь открылась, и он вошёл в ванную - уже очнувшийся, собранный и серьёзный, полностью одетый - даже куртку накинул. Склонившись над ванной, внимательно оглядел лежащую там девушку, пока рыжая выключала воду и говорила ему, что жертва жива, просто в отключке. Они переговаривались, словно старые сообщники, и эта иллюзия оказалась настолько сильной, что ей вдруг захотелось уткнуться ему в плечо и разреветься, как маленькая девочка. Ну откуда только берётся эта щемящая привязанность, эта болезненная нежность к тому, кто стал причиной всех твоих проблем? Чёртов стокгольмский синдром! Она заступила ему дорогу, когда он собрался выходить из ванной, немного неуклюже обняла руками за пояс и уткнулась-таки лицом в плечо, в серую мягкость болоньевой куртки. Он не стал её отталкивать, лишь растеряно и укоризненно произнёс:
- Мне на работу нужно идти... правда...
Она послушно расцепила руки и шагнула в сторону. Небо, как она боялась сейчас оставаться одной, с глазу на глаз со свежими воспоминаниями и своим безумием, хоть бы кто-то встал между ней и зверем внутри, хоть бы кто-то заслонил её от себя самой... Она подняла на него глаза - он смотрел по-доброму, даже с жалостью, и не спешил убегать от монстра, который ночью чуть не загрыз человека в его собственной постели.
- Иди... Я... буду ждать тебя.
Слова протискивались сквозь горло сухо и неуверенно. Ждать? Ну да, она ждала каждый день, что провела здесь, неважно, с какой целью. И будет ждать теперь, уже не потому что она заперта в комнате с хламом, а по своей собственной воле. Им ещё многое придётся сделать вместе, чтобы разобраться с той кашей, что они заварили, но даже не это важно, а то, что здесь и сейчас должен быть хоть кто-то, кого она может ждать и кто будет ждать её.
- Ну... вечером вернусь. Пока!
- Пока.
Хлопнула дверь в прихожей.
Хлюпнула вода в сливе.
Наступила тишина.

Завершено.

@темы: last side

URL
Комментарии
2010-02-03 в 13:03 

А это потрясающе.

2010-02-03 в 14:56 

Lil Mayer Это был сон? разве...
Чья-то целая жизнь. Действительно это потрясающе.
Ничего лишнего. Всё так логично и прекрасно.
У меня теперь приятное и тревожное чувство в груди.

2010-02-11 в 01:44 

Алалина
Мастер Той-Самой-Неведомой-Фигни-Которая-Работает
Лой Ивер., я предполагала, что тебе понравится.
Магистр Йони, сюжетные сны для меня не редкость. Конечно, некоторые смысловые пробелы пришлось заполнить воображением, но таких мест немного, а чувства и ключевые эпизоды взяты из сновидения, как они есть.

2010-02-17 в 15:02 

Огнеслава
а дети cеверных птиц улетают на юг, ни с кем не прощаясь.
полностью согласен с Лой, ага.
*____*

   

Незавершённость

главная